Константин Фарниев. Беслан. 13 лет спустя